Не демон — даже не цыган, а просто гражданин столичный…

Не демон — даже не цыган, а просто гражданин столичный…

Не знаю, как у вас, но у меня все время возникает вопрос, как правильно и корректно обратиться к незнакомому человеку.

«Мужчина», «женщина», «девушка», «молодой человек» — в гендерном обращении нет ни капли уважения.  В некоторых московских общепитах вам с порога кричат «сударь», «сударыня» — надеюсь, не только у меня это вызывает недоумение? «Господин» и «госпожа», «барин» и «барыня» — ох уж эти модные ресторанные игрища. «Товарищ», «гражданин», «гражданочка» — исчезающие голоса улиц с явным присутствием шансона.  Еще недавно на просьбу «гражданин, пройдемте» избежать приключений с сотрудниками правопорядка было невозможно, однако с ребрендингом полиции эта фраза слышится реже.

Если заглянуть в историю, «сударь» и «господин», существовавшие как официальная форма обращения в России до 1917 года, после известных всем событий использоваться далее не могла. Формальные «гражданин» и «гражданочка» во времена Советского Союза  так и не переросли в официальную плоскость общения. В период Перестройки вообще было ничего не понятно. Старая система обращений к третьим лицам быстро разрушилась, а о построении новой никто не задумывался. Поэтому не побоюсь признаться, что вежливость в беседе друг с другом мы потеряли еще в 17-ом году.

«Человек!» — пожалуй, самое кошмарное сегодняшнее обращение к официантам. А окрики на улице «отец», «мать», «брат», «сестра» — звучат как крик беспомощности в коммуникации прохожих.  Что важно, мы – поколение 30-летних – уже четко чувствуем сигнал «беги отсюда», когда кричат в спину «брат, есть минутка?» Как здесь не вспомнить лихие «пацан»-«пацанчик»: в Москве и сейчас так говорят… Есть еще кварталы столицы, куда не проникло «капковское» окультуривание.

И вот, наконец! «Уважаемый», «Уважаемая..».  Сколько ж в этом обращении неискренности, фальши, вульгарности. Особенно когда к тебе, спешащему на важную встречу, так обращается охранник моднейшего офисного центра (конечно же по ерунде, а ты теряешь драгоценные минуты). А если Вас останавливает со всем своим глубоким уважением сотрудник ГИБДД? Не могу не вспомнить С.Маршака: «Глубокоуважаемый, Вагоноуважатый! Вагоноуважаемый Глубокоуважатый!»

Как оказалось, еще одной проблемой коммуникации часто бывает неверно считанный по внешности возраст. Обратишься «женщина» — девушка обидится. Назовешь немолодую «девушкой», обязательно получишь замечание под презрительным взглядом.

«Мужчина, передайте за проезд», «Женщина, не подскажете, где улица Ленина?», «Помоги, брат», «Смотри, какая барышня!», «Дамы и господа!»…

В своей беспомощности, я давно обращаюсь безадресно, безличностно. «Будьте добры…», «Подскажите, пожалуйста…», «Простите, Вам помочь?», «Извините…». Безадресное обращение к кому-то – ну не оксюморон ли?!

Сегодня в России нет нейтральной формы обращения к человеку. У нас нет того важного слова, чтобы уважительно обратиться друг к другу. Вы только вдумайтесь в это. Никаких «мистер», «мадам», «сеньор», «сэр», «мадмуазель», «миссис», «дон», «пан». Мы не знаем, как комфортно общаться с незнакомцами в городе . А в этом случайном общении всё: и настроение, и степень уважения, и вежливость, и доброжелательность, и статус, и намерения.

Может быть, для появления того самого долгожданного гражданского общества, мы сначала договоримся, как будем называть друг друга, друзья? товарищи? коллеги? граждане? люди?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *